Исторические версии. О приезде примы Большого театра в Куйбышев во время войны

06.05.2018 10:26 0

Исторические версии. О приезде примы Большого театра в Куйбышев во время войны

9 Мая - поистине всенародный праздник. Трагедии военного времени коснулись не только людей, оказавшихся на линии фронта. У тех, кто оставался в тылу, были свои заботы и своя боль. Разве подозревали куйбышевцы, любуясь отточенными па великой балерины Суламифи Мессерер - примы эвакуированного в тыл Большого театра, об испытаниях, которые обрушились на ее плечи? Одно из них было особенно тяжелым. В 1942 году здесь умер ее отец, Михаил Мессерер.
«Па-де-ша» из идущего поезда
Зимой 1942 года нелегко было сесть в проходившие через Куйбышев переполненные поезда. Однако у молодой хрупкой женщины, с узлами и кошелками в руках, закутанной, как и все бабы, в клетчатую шаль, не было другого выхода. Она побежала за тронувшимся составом и заскочила на подножку вагона. Потихоньку пробралась внутрь. Ничего, можно и постоять. Благо, ехать недалеко - в Кинель-Черкассы. Суламифь Мессерер должна была успеть в перерыве между спектаклями увидеть отца. Михаил Борисович болен. Она это сразу почувствовала, получив очередное письмо. Михаил Мессерер, известный московский зубной врач, был очень разносторонним человеком. Он увлекался театром, много читал, знал семь языков. Дочь привыкла к его каллиграфическому почерку. И вдруг эта россыпь мелких аккуратных буковок начала терять обычную четкость, расплываясь в неразборчивые нагромождения строк. Суламифь вспоминала: «Меня смерчем сорвало со сцены - благо, я тогда опять танцевала с основной частью труппы в Куйбышеве - и бросило в вагон поезда».
Однако, не доезжая километров пятнадцати до Кинель-Черкасс, состав резко стал уходить в сторону. Что делать? Балерине пришлось дождаться, пока на повороте локомотив сбросит скорость, и спрыгнуть на насыпь. Рискуя подвернуть или, того хуже, сломать ногу. Но все обошлось. Суламифь Михайловна с улыбкой впоследствии повторяла: «Этому «па-де-ша» нас в балетной школе не учили».

Дорога в «Алжир»

Суламифь не помнила, сколько часов брела по шпалам к Кинель-Черкассам. От нелегкой ноши леденели руки, теряли чувствительность пальцы ног. А на них ведь надо танцевать! Багаж был действительно тяжелым: балерина собрала всю еду, которая у нее была, подкупила теплых вещей. Ведь в эвакуации в Куйбышевской области отец был не один, а со своей второй женой Раисой. Как всегда в трудные минуты, хрупкая балерина повторяла: надо вытерпеть, надо побороть… Ей сразу вспомнились поездки в «Алжир» - казахстанский лагерь для жен политзаключенных - к сестре Рахиль. Она была супругой опального руководителя треста «Арктикуголь» Михаила Плисецкого. Суламифь приехала к Рахили, чтобы забрать у нее грудного сына Азария. Однако, встретившись, сестры рассудили, что у матери и малыша больше шансов выжить в лагере вместе, чем по отдельности. Старших детей Рахили, Алика и Майю, Суламифь уже давно поселила у себя.
...Ну вот и Кинель-Черкассы. Очень уставшая гостья наконец добралась до дома отца.

Напрасные надежды

Немного придя в себя, Суламифь осмотрелась. Отец был плох. У Михаила Борисовича случился инсульт. Пораженный мозг отказывался работать. Но он еще все понимал.
Изба потрясла грязью, засильем клопов. Суламифь пыталась хоть как-то скрасить быт больного, отдала мачехе Раисе все привезенные деньги - на дрова и на еду. Она вспоминала:
«Хотя состояние отца казалось тяжким, я не теряла надежды, что его могучий организм переборет удар и он выкарабкается. В избе для меня физически места не было, в Куйбышеве ждал спектакль, пришлось уехать. Надеялась скоро вернуться».
Между Куйбышевом и Москвой
Но вскоре Суламифь получила печальную весть: отец скончался… Горе с ней первым разделил брат Асаф Мессерер, художественный руководитель эвакуированной в Куйбышев балетной труппы Большого театра. Однако поехать на похороны отца ни Суламифь, ни он не смогли. Ведь спектакли шли каждый день. Артисты должны были поднимать дух отправлявшихся на фронт солдат и сутками работавших на оборонных заводах горожан.
К тому же Суламифи часто приходилось отлучаться в Москву. Она не побоялась дать согласие танцевать Китри в ставившемся в осажденной столице балете «Дон Кихот». Раиса сообщила, что Михаила Борисовича закопали в лед. Долбить мерзлую землю сил не хватило. Похоронили только по весне - там же, в Кинель-Черкассах. Патриарх большого семейства, давшего России столько значительных деятелей культуры, остался лежать под так поразившим его небом Поволжья. По приезде в Кинель-Черкассы он писал детям: «Небо здесь широкое-широкое, воздух чистый и обильный…».
Продолжение следует.
Исторические версии. О приезде примы Большого театра в Куйбышев во время войны

Суламифь Мессерер (1908-2004) -
прима-балерина Большого театра, знаменитый педагог,
а также двукратная чемпионка СССР по плаванию.
Народная артистка РСФСР, лауреат Сталинской премии
первой степени, кавалер Ордена Британской империи.

Источник

Предыдущая новость

В театре «СамАрт» готовят премьеру «Маугли» 17 мгновений Ленинградской Онкобольного Николая Караченцова неожиданно похоронили сразу несколько крупных поисковиков Знак Шипы размеры ГОСТ, куда клеить, штраф за отсутствие знака Геннадий Онищенко одобрил запрет курения у подъездов

Лента публикаций