Один день с реанимацией

15.02.2018 12:16 3

Один день с реанимацией

В любое время дня и ночи, в выходные и праздники, в любую погоду эти специалисты спешат, чтобы снять боль, спасти нас. Журналисты «СГ» провели один день с реанимационной бригадой центральной подстанции Самарской станции скорой медицинской помощи. Врач Мария Маслова и медсестры-анестезисты Людмила Степанова, Анжелика Алексашина работают вместе 12 лет. Реанимационная бригада получает самые сложные вызовы, мчится к больным, которые не могут ждать, находятся на грани жизни и смерти. Инфаркты, инсульты, потеря сознания, полученные в ДТП травмы, ранения, падения с высоты. «Вытаскивать» таких пациентов - это и есть ежедневная работа реанимационной бригады.
Палата на колесах
Бригада Масловой заступила на сутки в 8 утра. Я присоединяюсь около 11. Получаю спецодежду - голубую рубашку, теплую бордовую куртку и становлюсь на время своей. По селекторной связи объявляют: «Машину Масловой! 122-я! Машину Масловой!» Вызов в Железнодорожный район. Женщина, 92 года. Низкое давление, слабый пульс. Ранее к пациентке прибыла врачебная бригада «неотложки», но просит поддержки реаниматологов.
Маслова садится впереди, рядом с водителем Евгением. Я с медсестрами еду в салоне. Реанимационная машина - как маленькая, компактная передвижная больничная палата. На полках - чемоданчики с медикаментами и оборудованием.
Степанова трудится на «скорой» 33 года, а Алексашина - 28 лет.
- Работа у нас тяжелая, но достойная: мы помогаем людям, - говорят они. - Каждый вызов - волнение, выброс адреналина. Через 10 минут мы у дома пациента. Кстати, «скорая» двигается с включенными проблесковыми маячками, сиреной и по встречке только в экстренных случаях. Как правило, когда доставляет сложного пациента в больницу.
На вызове встречает племянница 92-летней женщины. В квартире пахнет лекарствами. Врач бригады, который приехал до нас, показывает Масловой листы кардиограммы. Степанова измеряет давление. Пульс - 30 ударов в минуту. Алексашина заполняет бумаги, подобные «бюрократические» моменты - неизбежная часть работы медиков. Маслова опрашивает племянницу, чтобы понять, что произошло, установить причинно-следственные связи.
Старушка живет одна. Почувствовав себя плохо, позвонила участковому врачу. Тот посоветовал выпить определенное лекарство. Оно сразу не подействовало, тогда пациентка приняла еще таблетку. В итоге - передозировка, давление снизилось до критических показателей. Больной ставят капельницу с антидотом, который нейтрализует действие первого лекарства. Женщина в сознании и соглашается ехать в больницу, подлечиться.
Срочно нужны сильные руки - трое мужчин, чтобы донести пациентку на носилках до машины «скорой». Часто это становится проблемой. Так вышло и в этот раз. Племянница, собираясь впопыхах в больницу, говорит: никого не знает из соседей, готова заплатить медикам за транспортировку. Те по понятным причинам отказываются. Через некоторое время сосед и прохожий, которого Алексашина поймала на улице, погружают в машину больную, укутанную в домашнее одеяло.
В приемном покое больницы врач хотел было поспорить с Масловой насчет диагноза и отказать в госпитализации. Тогда бы женщину пришлось везти в другое учреждение. Но Маслова настаивает, что права. Пациентку забирают в палату.
Потеря пациента - редкость

Возвращаемся на подстанцию. Медсестры ждут вызова в своей комнате отдыха, врачи - в своей. Я остаюсь с Масловой. В помещении - письменный и обеденный столы, холодильник, микроволновка, застеленные кушетки.
- Работа нравится тем, что я делаю то, чего не могут другие. Чтобы поставить диагноз больному без анализов, с ограниченным арсеналом аппаратуры, нужно определенно мыслить. А затем быстро принимать меры, чтобы стабилизировать пациента. Так умеют только врачи скорой помощи, - говорит Маслова.
Неизбежно говорим о самом страшном. Мария рассказывает, что смерть в машине «скорой» - редкость. Если человеку очень плохо, то его реанимируют на месте. За 12 лет работы умерли только два пациента. Один из них - председатель военно-врачебной комиссии Самарской области Валерий Кандыба. Громкий был случай, о нем сообщали многие СМИ. В 2015 году бригада Масловой везла его в больницу после попытки суицида - он ударил себя ножом. В «неотложке» решил завершить начатое и нанес себе второе, смертельное ранение.
Главная новость

Но снова к работе. Вызов в Промышленный район: мужчина, 71 год, потерял сознание. Пока добираемся, медики делятся друг с другом домашними новостями и обсуждают главную отраслевую - повышение зарплаты с 1 января. Это поддержит службу, привлечет новые кадры. Как потом пояснил мне главный врач Самарской станции скорой медицинской помощи Вячеслав Малахов, ежемесячно врач на ставку будет получать от 55 тысяч рублей, фельдшер - от 30 тысяч, медсестра - от 25 тысяч, а водитель - от 28 тысяч. Редко кто из медиков трудится на одну ставку, большинство, чтобы заработать, берут дополнительные смены. Сейчас в самарской «скорой» - 50-55 бригад, а еще полгода назад было 40-42. В идеале должно быть 60-70, к этому и будут стремиться.
На вызове встречает семья больного - дочь, внучка. Мужчина пришел в себя после обморока, лежит на кровати, тяжело дышит. У него высокое давление. Степанова делает горячий укол магнезии, которому пациент сначала противится. Дочь жалуется: несмотря на недомогания, отец не хочет ходить по врачам. И сейчас он отказывается ехать в больницу.
- Может, пора уже... - обреченно шепчет он.
- Мы только что были у бабушки, 92 года, и она еще пожить хочет, - парируют медики.
- Вам что, заняться больше нечем, кроме как умирать?
- Все надоело...
На следующий день, по сообщению «скорой», к нему придет участковый врач. Маслова советует обратить внимание также на обострившийся бронхит курильщика.
Все равно помогают
У медиков есть полчаса на обед. Маслова полулежа перекусывает, читая книгу. Приходит врач другой бригады. Он, уплетая пельмени, размышляет о симптомах и диагнозах. Вспоминает, как однажды вызывали на невидимого мальчика. Маслова добавляет: как-то ездила к невиданным существам, шуршавшим за шкафом. В таких случаях тому, кто вызывал медиков, показана психиатрическая помощь.
Вызов в Октябрьский район. Женщина, 81 год, сильная боль в груди. На месте Маслова предполагает: анемия и, как следствие, нарастающая сердечная недостаточность, слабость, одышка, отеки. Знакомая история - отказ от госпитализации. Медики и внук уговаривают женщину не отчаиваться, лечиться. Однако пациентка уверена, что пожила до 80 и хватит, тем более недавно дочь похоронила. Внук не выдерживает и переходит на крик: «Не неси ерунду!» Медики удивляются. Ведь обычно пожилые ждут «скорую» с собранными сумками, чтобы она как такси доставила их в больницу.
Потом перевозим женщину 62 лет из одной из больниц в кардиологический диспансер. Маслова подозревает: два дня назад у нее был инфаркт, но с неверным диагнозом пациентку по ошибке взяли в отделение неврологии.
Медики, работающие на «скорой», видят сотни человеческих историй, и им приходится оказывать не только медицинскую, но и психологическую помощь, понимать пациентов, быть терпеливыми, вежливыми, настойчивыми. Они не могут оставить пьяницу, наркомана, бездомного, даже если он бросается с кулаками, оскорбляет. Для буйных врачи вызывают полицию и все равно помогают. Возвращаются на станцию, чтобы, если будет возможность, немного отдохнуть и снова услышать: «Машину Масловой!»

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Агропарк у «Самара Арены» откроют на этой неделе Когда включат отопление в Москве в 2017 году осень/зима – по адресам, нормы подключения Автомобильные знаки "Инвалид" будут выдавать по заявлению Время прибытия поездов на железнодорожном вокзале теперь самарское В Самаре состоялся тестовый запуск фонтана «Красное знамя»

Лента публикаций