Пушков: Конфликт с США из политической сферы перешел в информационную

16.11.2017 13:03 0

Госдума на пленарном заседании единогласно одобрила поправки в закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", согласно которым зарубежные СМИ, имеющие иностранное финансирование, могут быть признаны в РФ иностранными агентами. Это стало ответом на требование властей США к российским СМИ Russia Today и Sputnik зарегистрироваться в качестве иностранных агентов до 13 ноября, что и было сделано. Какие именно СМИ подпадут под действие поправок об иностранных агентах, "РГ" рассказал гость редакции – член Совета Федерации, председатель временной комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков.

Алексей Константинович, телеканалы Russia Today и Sputnik под давлением властей США были вынуждены зарегистрироваться в качестве иностранных агентов. О чем, на ваш взгляд, говорит это требование? Ведь не секрет, что многие иностранные СМИ, зарегистрированные в Штатах, не ставятся в такое унизительное положение, хоть и получают государственное финансирование.

Алексей Пушков: На мой взгляд, конфликт с США из сферы политической давно перешел в сферу информационную. До недавнего времени усиливалась пропагандистская составляющая деятельности американской администрации, а также структур НАТО. Несколько лет назад пошли предупреждения относительно того, что Россия представляет собой не только политическую и военную, но и информационную угрозу, что необходимо противодействовать российской пропаганде, что это такое же средство гибридной войны, как и все остальные, якобы использующиеся Россией. Стали создаваться специальные структуры, которые должны противодействовать России на информационном поле. Вся эта ситуация постепенно развивалась, затем появилось понятие "фейковых новостей". Его ввел в обиход Дональд Трамп, причем применял конкретно по отношению к СNN, что можно, кстати, рассматривать как официальную позицию американского правительства, потому что это слова президента США. Однако термин был тут же перехвачен так называемыми мейнстрим-медиа – основными средствами массовой информации в США, – и нас стали обвинять в создании "фейковых новостей", в сопряжении наших усилий с "Викиликс" на этом направлении и так далее. Я рассматриваю информационную составляющую борьбы Соединенных Штатов с Российской Федерацией как часть общей кампании давления на Россию, попытку ограничить наше влияние на ход мировых событий и, разумеется, ухудшить наш имидж.

Естественно, у нас было некоторое информационное противостояние с Соединенными Штатами и по войне в Ираке, и по Ливийской войне, и по событиям в Грузии, и так далее. Но начиная примерно с 2013 года возникло, мне кажется, новое качество информационного противостояния – усилился объем, интенсивность, стали активно использоваться социальные сети, а также и ложная информация. На мой взгляд, это началось в Сирии. Все помнят знаменитые информационные диверсии с фотографиями жертв пыток, химических атак и так далее, которые были постановочными, делались совершенно в другом месте. Потом выяснилось, что это снималось где-то в Египте, а приписывалось сирийским войскам и спецслужбам. Истинная информация смешивалась с ложной. Сирийский конфликт, с моей точки зрения, обозначил фазу перехода в новое качество информационного противостояния, которое уже приобрело черты информационной войны. Ведь информационное противостояние – это в принципе относительно нормальная ситуация в отношениях между государствами, которые являются геополитическими или идеологическими соперниками. Оно в определенной мере существует у США с Китаем, который подвергается критике в Соединенных Штатах, скажем, по правозащитной тематике. Вспомните историю с революцией "белых зонтиков" в Гонконге, которая была "успокоена" китайскими властями. Пекин подвергался за это критике и в свою очередь обвинял Вашингтон в том, что тот стоит за этой "зонтичной революцией". Но это именно информационное противостояние, обычная практика в мировой политике. Такое бывает даже между формальными союзниками: скажем, по вопросу Гибралтара есть информационное противостояние между Великобританией и Испанией. Но здесь мы видим совершенно другое качество, которое я назвал бы информационной войной. Она началась в 2013 году, второй фазой стала мощнейшая атака на нас в связи с Олимпиадой в Сочи в 2014 году и высосанная из пальца история с дискриминацией сексуальных меньшинств, которая была превращена в главный идеологический фон Олимпиады в Сочи. Вспоминается, как к нам приехал бывший Генеральный секретарь ООН господин Пан Ги Мун и прочитал целую лекцию о том, что защита прав ЛГБТ должна быть приоритетом, причем подробно перечислил все категории нуждающихся в защите. И хотя мы совершенно не возражаем против того, чтобы сочувственно относиться к представителям самых разных меньшинств, попытка превратить это в главную цель наших отношений и основной информационный фон Олимпиады, наверное, свидетельствовала о чем-то другом. По моему мнению – о развитии этой информационной войны, которая окончательно приобрела завершенную форму с развертыванием украинского кризиса. А после применения юридических санкций – иначе это назвать нельзя – к Russia Today и Sputnik в Соединенных Штатах эта информационная война перешла в еще одну, новую – уже четвертую фазу. Эта фаза – использование юридических и административных инструментов против российских средств массовой информации. И это уже не обмен чисто информационными ударами, пропагандистскими, риторическими приемами. Это уже, так сказать, бокс.

Тяжелая артиллерия.

Алексей Пушков: Ну, или тяжелая артиллерия. В любом случае это выход за пределы информационного поля. В рамках информационного поля можно говорить о том, что это свобода прессы, свобода мнений, то есть любую кампанию можно объяснить тем, что это мнение американских СМИ. А вот когда в ход идет мнение американского министерства юстиции, это уже невозможно объяснить плюрализмом – это репрессии. Я считаю, что то, что сделано в Соединенных Штатах, – это первая фаза информационных санкций. Мы должны отдавать себе в этом отчет. Сама по себе регистрация в качестве иностранного агента без запрета вещания – это некое начало, за которым может последовать продолжение. Я не удивлюсь, если после регистрации в конгрессе США или в местных средствах массовой информации появится мнение: а не маловато ли мы санкций приняли к российским "пропагандистским инструментам"? Может быть, надо подумать о том, чтобы их еще поприжать? Я думаю, что сейчас в Соединенных Штатах будут оценивать, насколько эти меры повлияют на аудиторию телеканала Russia Today, на его возможности работать, на число людей, которые готовы с ним сотрудничать. И если это влияние будет незначительным, я не могу исключить последующие предложения предпринять какие-то дальнейшие административные меры. Потому что в принципе любое государство имеет право разрешать и запрещать деятельность зарубежных информационных структур и так далее на своей территории. С одной стороны, это право США, но с другой – это противоречит принципу свободы информации, свободы слова, самовыражения, то есть святым для США принципам.

Кстати, к китайским СМИ и, к примеру, к немецкой Deutsche Welle это правило об иностранных агентах, естественно, не применяется, хотя это государственные средства массовой информации. То есть речь идет о продолжении антироссийской кампании, кампании давления на Россию, а не о каком-то формальном выполнении неких требований. А вообще я считаю, что это большая натяжка, потому что американский закон об НКО, об иностранных агентах не предполагает регистрации средств массовой информации в качестве иностранного агента. Все-таки речь в нем идет о некоммерческих организациях неинформационного типа. Так что они "притянули за уши" этот закон, чтобы не принимать новую поправку. Это результат достаточно длительного развития событий на информационном поле, результат стремления Соединенных Штатов превратить информацию в оружие.

Затронут ли ответные меры только американские СМИ или, по вашему мнению, будут касаться и всех других зарубежных информационных ресурсов работающих в России?

Информационная война приобрела завершенную форму с развертыванием украинского кризиса

Алексей Пушков: Сейчас говорить о том, кого конкретно затронут эти меры, несколько преждевременно. Применением конкретных мер будут заниматься органы исполнительной власти. То есть Минюст. Но он будет это делать уже не в силу того, что кому-то показалось, что надо предпринимать какие-то меры, а на вот этой законодательной базе. И тут может быть два подхода. Первый – расширительный подход – предполагает, что любое СМИ, получающее финансирование от иностранного государства, зарубежной международной организации, частного лица, корпорации, и т.д., может быть зарегистрировано в качестве иностранного агента. Закон предусматривает такую возможность. Второй – узкий подход, за который я выступаю, состоит в том, что мы, на мой взгляд, не должны предпринимать таких мер против тех стран, где наши средства массовой информации действуют беспрепятственно, где их могут критиковать, но к ним не применяется мер юридического и административного воздействия.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Круглый стол «Долевое строительство в Самаре: ситуация на рынке недвижимости» Должников внесут в список: Рада позволила создание кредитного реестра НБУ Грузовик протаранил иномарку под Самарой Жители Куйбышевского района поддержали фестиваль «Выходи гулять» И все-таки беременна?! Лера Кудрявцева засветила округлившийся живот

Лента публикаций