Владимир Стеклов три года скрывал развод со стоматологом Ольгой

09.01.2018 9:58 7

Владимир Стеклов три года скрывал развод со стоматологом Ольгой

3 января народному артисту России Владимиру СТЕКЛОВУ исполнилось 70 лет. Экс-муж звезды «Ленкома» Александры ЗАХАРОВОЙ, как известно, основал сильную актерскую династию. Ведь не только дочь Агриппина, но и внук Даня пошли по его стопам – много и успешно так же, как их отец и дед, играют на сцене и в кино. А какие планы у младшей дочери мастера от третьего брака – Глафиры? С этого вопроса и начался наш разговор с юбиляром. Тем более что девушка, очень похожая на нее, сидела рядом с Владимиром Александровичем во время нашего интервью.

– Глаша – студентка журфака МГУ, на телевидении будет работать, – с гордостью произнес Владимир Стеклов. – Я ей помогаю, чем могу, хотя на дух не переношу все эти ток-шоу. Хорошо, что она проходила практику на канале «Культура». Правда, потом ее отправили на программу «Прямой эфир» на «России-1». Что поделать, пришлось и мне туда походить. Следил только, чтобы тема была не очень вызывающей и не полоскали чье-то грязное белье. Телевидение – штука специфическая. Вот недавно, в декабре, снимался в передаче, которая выйдет в эфир только в конце января. А мы в кадре «вспоминали», как встретили и где побывали в новогоднюю ночь-2018. Один мужик уверенно рассказывал: «У меня была мечта съездить в Арктику, и она наконец сбылась на этих каникулах». Я его потом спросил: «А ты на самом деле туда собираешься?» – «Вроде да», – как-то не очень уверенно ответил он.

– Как отметили 70-летие?

– Мой зять, актер Владимир Большов, и его жена, моя дочка Агриппина Стеклова, преподнесли роскошный подарок. Арендовали ресторан, где не только напоили и накормили всех гостей, но и устроили шикарный капустник. Володя стал его режиссером. Получать подарки это приятно, но больше люблю дарить. Хотя… Бойтесь своих желаний. До сих пор помню, как в детстве мне презентовали игрушечную саблю, о которой я давно мечтал. С гордостью вынес ее во двор, и один мальчик из зависти ее сломал – раздавил ногой. Это стало моим настоящим детским горем.

– Зато эти ранние переживания уже тогда, видимо, начали пополнять вашу актерскую копилку!

– Да, я тогда уже знал, что буду артистом – такие вещи предопределены судьбой. Так же, как у моей дочки и внука Дани. Она, например, в 12 лет вышла на сцену Театра Станиславского, даже премию потом получила. Было ясно, что это ее путь. Хотя я на всякий случай интересовался: «Ты уверена, что тебе надо в театральный поступать?»

– Агриппина же совсем рано стала мамой. Это могло разрушить всю ее карьеру…

– Данька появился, когда дочке едва исполнилось 20. А мне тогда было 45. Когда пришла пора рожать, она училась в ГИТИСе на втором курсе. На носу маячила сложная зимняя сессия. Я тогда в «Ленкоме» работал. Отпросился, чтобы поглядеть, как дочка актерское мастерство сдает с огромным пузом наперевес. А сцена-то ей досталась непростая – партнер все время кидает. Короче, перенервничал сильно. На следующем экзамене Грани даже прослезился от умиления… Когда Агриппина рожала, ее курс по обмену улетел в Великобританию. Вскоре уже англичане приехали в Москву. Граня тогда взяла парня и девушку оттуда к себе пожить. Они крохотным Данькой и занимались. Наш пацан, кстати, тоже с пеленок в театре начал играть и сейчас задействован в МХТ у Олега Табакова. К тому же много снимается в кино.

Боль по живому

– Вы сейчас живете в третьем браке – со стоматологом Ольгой, мамой Глафиры. Так?

– Мы уже развелись. Причем три года назад.

– Надо же! А почему никто не в курсе?

– Так вышло… Да, не у каждого получается всю жизнь рядом с одним человеком шагать. С Людмилой, моей первой супругой и мамой Агриппины, мы вместе учились в Астраханском театральном институте. Сейчас у нас отличные отношения, хотя и разбежались в результате. Со второй женой Сашей Захаровой и с Ольгой, третьей, тоже пришлось расстаться. Не скажу, что я в активном поиске, но в любом возрасте хочется быть счастливым и любимым. И если пойму, что рядом появился мой человек, почему нет – женюсь!

На этих словах Стеклов с нежностью посмотрел на девушку, которую я поначалу приняла за его дочь. Рассказывать о ней он не захотел. Но, вернувшись домой и покопавшись в Интернете, я выяснила, что это 29-летняя Рената Буркина – актриса из Московского современного художественного театра, который он возглавляет. Мне почему-то показалось, что именно с ней мэтр и собирается снова стать счастливым… Впрочем, время покажет.

– Для меня каждый развод – трагедия, – перехватив мой рассеянный взгляд, добавил Владимир Александрович. – Это жизненный этап, боль по живому, особенно, когда есть дети. Я не хочу думать о возрасте, я молод душой. Можно даже в 90 лет влюбиться и сверкать, а в 19 – быть «стариком» и занудой, когда, кроме печали и грусти, у тебя ничего нет.

– Вы помните Марину Пономареву, вашу первую любовь из подмосковного Фрязина, о которой лет 15 назад писал EG.RU?

– Я читал ее интервью и вспоминал себя в момент нашей встречи. Конечно, она что-то преувеличила, и у нас тогда не получилось долгого романа. Так – пара встреч. Но то, что это первое серьезное чувство, – правда. Я недавно снова побывал во Фрязине. Хороший город… Ребята, как донжуана с огромным числом связей меня, конечно, не стоит рассматривать. Да и гордиться все же нужно карьерой, а не тем, с кем спал. Поэтому и на ток-шоу стараюсь не ходить. Мне жаль великого Армена Джигарханяна, чью личную жизнь на протяжение последних месяцев полощут в прессе. Я хорошо с ним знаком. И кто бы что ни говорил, Джигарханян – Профи с большой буквы. Но зачем муссировать гадости, кому это надо?!

– Вы за свою карьеру поменяли несколько театров. Почему?

– Я никогда не держался за место. И если предлагали хорошие роли в Театре Станиславского, «Ленкоме», в «Школе современной пьесы» – шел и играл. Вот взять, к примеру, спектакль «Поминальная молитва» в труппе Марка Захарова. Многие не верили, что я справлюсь с такой возрастной ролью. Тогда болел ее основной исполнитель – Евгений Леонов, и меня попросили его заменить. Накануне первого показа у меня мистическим образом стала отказывать нога, но я все равно сыграл. А спустя три года, уже после того как покойный Гриша Горин порекомендовал вашего покорного слугу на роль Тевье-молочника, меня зачислили в штат. И уже потом я женился на Саше – дочке Марка Анатольевича. Меня по этому поводу обвиняли в меркантильности. Но это неправда. Сама Александра как-то заметила, что не достойна меня, вот мы и развелись. А я скажу так. Это судьба: как вышло, так вышло. Сейчас у меня свой театр. В репертуаре пока всего три спектакля, у нас нет своего помещения и государственного дотирования. Но я ни на что не жалуюсь.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Куда звонить в случае ЧП в Самаре Трехкратная олимпийская чемпионка обвинила медработника сборной США в домогательствах Большинство самарцев выступают за минимальное обустройство парка 60-летия Советской власти Доставка в кулерах Королевской и Черноголовской воды по Москве и МО Мот и Мария Мельникова крестили сына Соломона

Лента публикаций