Купцы Карповы и Ларины. О чем рассказали записи ровесницы Октябрьской революции. Часть 2

08.10.2017 11:00 0

Купцы Карповы и Ларины. О чем рассказали записи ровесницы Октябрьской революции. Часть 2

В фонды Музея модерна поступила на хранение толстая клеенчатая тетрадь, в которую уроженка Самары Ольга Ларина записывала события из жизни своего рода — купцов Лариных и Карповых. Эти страницы — уникальные свидетельства исторических событий, происходивших в городе в конце XIX — начале ХХ века. Родственники нашей землячки также передали в музей сундук с приданым матери Ольги Дмитриевны, бывшей ученицы частной гимназии Антонины Карповой, и ее документы.
Суровые обычаи

Ольга Ларина описывает нравы, царившие в то время среди крестьян. Ее дед по отцу, Александр Гаврилович Ларин, отправился как- то к знакомым, Фадеевым, сватать за своего 24-летнего сына их дочь, приглянувшуюся парню. Но родители 15-летней девушки сказали, что предпочитают отдать ее за… самого свата. Так как он вдовец, человек опытный, работящий и крепкий хозяин. А его сын еще ни на что не способный юнец. Так и порешили. И стала бывшая невеста мачехой бывшему жениху.
Ольга Ларина рассказывает, что ее бабушка перед приходом мужа домой прятала свои игрушки в сундучок, чтобы лишний раз не гневить его. Играла в куклы, пока не родила дочь Александру. Затем появились еще двое детей — дочь Екатерина и в 1884 году сын Дмитрий, отец Ольги Лариной.
Парадоксально, но выбиться в люди крестьянину-«однодворцу» Александру Гавриловичу Ларину и его жене, бывшей крепостной самарского присяжного поверенного Хардина, помог будущий вождь мирового пролетариата.

Помог будущий вождь революции

В своей тетради Ольга Ларина приводит рассказ деда по отцу о том, как однажды крестьянское сообщество не захотело продлевать с ним контракт на аренду мельницы. Он посчитал решение схода неправомерным, так как вложил в реконструкцию производства все свои деньги. Если его лишат мельницы, семья просто окажется на улице. Жена, Агриппина Ефимовна, присоветовала Ларину ехать искать правды у ее бывшего барина. Но напрасно просиживал ходок днями в коридорах самарского суда. Хардин его не принимал. Но над ним сжалился молодой помощник Хардина и написал для арендатора ходатайство в суд. Судья, разобрав дело, разрешил Ларину продолжить аренду. Окрыленный победой, будущий купец разыскал своего благодетеля, поблагодарил и спросил имя, чтобы наказать детям молиться за него. Ответ был коротким: Владимир Ульянов.
Встреча в Калиновке
Василий Карпов сразу после установления в Самаре пролетарской власти потерял и свой великолепный дом с мраморной лестницей на углу улиц Заводской и Николаевской, и мельницу, купленную в 1910 году у предпринимателей Стройкова и Якимова, здание которой до сих пор стоит на нынешней улице Водников.
В одном из недостроенных корпусов мельницы, заложенных уже Василием Карповым, ныне располагается социально-педагогический университет. Это хорошо видный с Волги «сундучок» на улице Максима Горького.
Ларины были также лишены своего единственного дома, отошедшего под школу. Спасением для двух прабабушек и маленькой Олечки, родившейся в 1917 году, стала мельница в селе Калиновка. Там они пережили голодные двадцатые годы.
А родители Оли, Антонина и Дмитрий, в 1918 году уехали из Самары, побросав все имущество и разделившись. Каждый из молодых супругов пустился в путь вместе со своими родителями.
Сначала Карповы поедут в Новгород, к замужней старшей сестре Антонины. Но и там неспокойно. Семья едет за Урал. Во время скитаний Антонина станет свидетелем смерти в поезде своей матери, сердце которой не вынесло лишений. Семья похоронит ее на одном из полустанков.
А затем будут несколько лет жизни за Уралом, где супруги Ларины наконец соединятся. Все это время они не имели весточки о судьбе их крошечного ребенка. И опять беда, по словам Ольги Дмитриевны, — ее отца мобилизуют колчаковцы. Так проходят годы гражданской войны. После ее окончания беглецы Ларины и Карповы соединились на сельской мельнице. Здесь их, к всеобщему счастью, дожидались живые-здоровые старушки и маленькая Оля. Мельница на некоторое время станет пристанищем для всей большой и настрадавшейся семьи самарских купцов. Во времена НЭПа они даже попытаются реанимировать мукомольное производство в Калиновке. Несколько лет передышки и почти счастья. Василий Захарович в Калиновке стал разводить пчел и снова женился — на вдове своего двоюродного брата купца Сурошникова. Но затем, после 1926 года, в очередной раз раскулаченные все члены семьи вынуждены были вернуться в Самару и снимать там углы.

Поражение в правах

Оля Ларина пошла в ту самую школу, расположенную в доме ее деда. Однажды рядом со входом в здание она с ужасом увидела свое имя в списках учеников из «пораженных в правах» семей. Для «лишенцев» не существовало права на бесплатное образование. Так что Лариным-Карповым пришлось собирать последние гроши, чтобы оплачивать учебу девочки.
Ольга вспоминает, что по дороге в школу ей приходилось проходить по Заводской улице, на которой прежде жили ее родственники. Особенно быстро она старалась пройти мимо «дома с атлантами», в котором располагались то НКВД, то Ревтрибунал.
Похоронив в склепе купцов Сурошниковых на кладбище при церкви Покрова Богородицы Олиного деда Василия Захаровича Карпова, Ларины вместе с дочкой переселились в столицу, надеясь затеряться в этом огромном людском водовороте.
Но не тут-то было! Окончившую школу Ольгу не принимали ни в один из московских вузов из-за ее происхождения. Девушке пришлось ехать к родственникам в Узбекистан. И только там ей удалось поступить в институт и получить диплом химика.
А ее мама, бывшая ученица гимназии Харитоновой Антонина Васильевна Ларина, не смогла пережить все выпавшие на ее долю невзгоды. Она умерла в 1934 году, еще совсем молодая, в коммуналке на Сивцевом Вражке. В стопке документов, которые хранила ее дочь, — свидетельство об окончании гимназии, паспорт с московской регистрацией и свадебные фотографии. На них Антонина позирует в обнимку с женихом — в отеческом доме на Заводской улице и на пароходе, на всех парах плывущем по Волге. Счастливые, улыбающиеся лица, фужеры с шампанским в руках…

Из записей Ольги Лариной:

«Материнская линия. Моя бабушка, Мария Федоровна Чистикова, родилась поблизости от Ставрополя самарского. Часто в семье называли село Чистополь. Ее предки — крепостные графа Орлова-Давыдова. Мой прадед — дед Михей — был, как я слышала, откупщиком и со временем стал весьма состоятельным».
«Мой дед, Александр Гаврилович Ларин, по своему сословному происхождению — «однодворец», в молодости был волжским бурлаком, тянул баржи. Позже трудился на самарской земле, сажал сады для продажи или по заказу. Был женат, имел от первого брака сына Петра и дочь Грушу, но скоро овдовел. Сын повзрослел. Ему исполнилось 24 года, а отцу 48. Пришло время женить сына. Отец остановил свой выбор на дочери бывшего крепостного известного самарского адвоката Хардина».

Источник

Предыдущая новость

Похороны Егора Клинаева: видео с церемонии прощания «Льготная» комиссия в Самаре начнет работу в ближайшие дни Верховный суд рассказал, за что можно лишать родительских прав Егор Клинаев биография личная жизнь родители семья сколько лет Википедия Дмитрий Хворостовский последние новости о здоровье на сегодня

Лента публикаций